Сергей Возняк: Перед Россией стоит вопрос о доверии к белорусской системе ПВО

drako

Александр Лукашенко публично признал факт пересечения белорусского воздушного пространства «плюшевым бомбардировщиком».

Верховный главнокомандующий пригрозил кадровыми отставками, которые, среди прочего, должны способствовать укреплению национальной безопасности.

Чьи головы могут полететь в результате инцидента? Как полет шведского самолета скажется на белорусско-российских отношениях? Об этом «Белорусскому партизану» рассказал один из лидеров кампании «Говори правду», кадровый офицер Сергей Возняк.

– Когда каждой бабке в каждой деревне было ясно, что шведский самолет был, только один человек в нашей стране пытался доказать, что этого не было, – это Вадим Гигин. То, что он написал в своем блоге «Полеты во сне и наяву», где доказывал, что все это ерунда, провокация, на самом деле никакого самолета не было, – бесстыдство со всех сторон. Резюме такое: отвечать должны военачальники, которые проморгали самолет, и пропагандист Гигин, который пытался нагло обманывать людей, злоупотребляя государственным ресурсом, – все это было на сайте БелТА, человек получает зарплату из госбюджета.

После полета Руста вся верхушка Министерства обороны СССР полетела. Какое звено силовых структур может попасть под раздачу в Беларуси?

– Должно попасть высшее звено командования. Одно дело, когда в роте дембель издевается над молодым солдатом, – это уровень ответственности командира роты, командира части. А здесь мы имеем дело с инцидентом, который поставил вопрос о национальной безопасности вообще. Если пролетел самолет с игрушками – почему не может пролететь самолет с более опасным грузом и сбросить этот груз на Беларусь? Это должен быть уровень Министерства обороны и командования войсками ПВО.

Но кадровые отставки проблему не решают – хваленая белорусская ПВО оказалась дырявой, как решето…

– Конечно, одни кадровые отставки проблему не решают. Но они должны быть: человек, который допустил такое головотяпство (ведь был оперативный дежурный, который сидел на командном пункте ПВО), командующий ПВО (неважно: был он на командном пункте или в это время играл в хоккей), министр обороны, Совет безопасности, Погранкомитет. Да эти вопросы надо адресовать и верховному главнокомандующему: раз он верховный главнокомандующий – он должен отвечать не только за то, чтобы рота почетного караула красиво манипулировала карабинами на параде. За национальную безопасность в первую очередь отвечает верховный главнокомандующий.

Так что отставки должны быть, но основную проблему они не решают. Вслед за кадровыми отставками должен последовать глубокий анализ этого происшествия и должны быть приняты меры, чтобы впредь подобное не повторялось. Я, конечно, не ПВОшник, я сухопутчик, танкист, не могу сказать, что глубокий специалист в этой области.

Однако Лукашенко признал, что самолет был обнаружен. При обнаружении самолета, как я это понимаю, в воздух должно было поднято средство противовоздушной обороны (самолет, вертолет), которое должно было совершить облет территории. Оно должно было попытаться принудить цель совершить  посадку на белорусском аэродроме. В случае отказа – сбить. Я как военный человек так понимаю ситуацию. Цель была обнаружена, а меры, чтобы совершить облет цели, идентифицировать ее и дать команду, чтобы шведы посадили самолет на один из ближайших наших аэродромов, предприняты не были. Это стопроцентное головотяпство должностных лиц.

Плюшевый самолет явил всему миру, что хваленая единая система ПВО дырява. Как отреагирует Кремль на сегодняшнее признание Лукашенко?

– Этот инцидент должен стать тревожным звоночком для России. Это – безопасность Российской Федерации. Люди, которые отвечают в России за безопасность от внешней агрессии, должны потребовать ответы от белорусского военного командования и верховного главнокомандующего. Перед Россией стоит вопрос: можно ли доверять белорусской системе ПВО? И если не поступят убедительные ответы, они должны своими силами залатать дырки.

Источник: Белорусский партизан